1294949385_blackwhite-21Где-то услышала фразу “дети — лакмусовая бумажка общества”, вспомнились все забытое старое. А именно: я ведь сама много раз и читала, и выводила умозаключения о том, что… ну вот обо всем том, что сказано в первом предложении одной короткой фразой. Дабы не усложнять мысль, остановлюсь на этом лаконичном формате.
Дети — это безвинное, еще не запятнанное пороками новое поколение тех, кто уже способен рожать, то есть тех, кто сам прошел детскую стадию развития и стал взрослым человеком. Дети не могут дать сдачи (маленькие да и многие подростки тоже), дети как губки впитывают информацию, поступающую от родителей, реализуют впоследствии модели поведения, заложенные родителями.

Отчего сейчас в мире столько детского отчаяния? Самоубийства среди детей до 18 лет стали уже чуть ли не нормой каждодневных криминальных сводок. Токсикомания в раннем возрасте, уходы из дома, брошенные на произвол судьбы родителями дети и т.д.
Конечно, лучше писать о позитиве, ведь в мире и без того много негатива, боли, зла, но невозможно обозначить эту проблему, не копнув чуть глубже масок милых улыбок на лицах, бесконечной надежды на все хорошее и инфантильного игнора окружающего.
И вот в контексте этого темного расклада аутизм занимает особое место. В последние годы аутисты стали появляться прямо как грибы после дождя. Не разговаривает в положенном возрасте огромное количество детей, у кого-то просто задержка речевого, психического развития, кому-то ставят аутизм, с достаточными и недостаточными на то основаниями. Высказывают мнения о том, что раньше, в советское и постсоветское время, просто не проводили подробной диагностики отсталых детей, сразу ставили диагнозы умственной неполноценности, шизофрении и т.д. В связи с чем и статистики-то по аутизму никакой не было…

Кто-то говорит о том, что экология нынче не та, кроме того, генно-модифицированные продукты, постоянно употребляемые в пищу химикаты, прививки, безусловно, дали свой “эффект”. Другие утверждают о наследственном факторе, но все-таки много детей-аутистов рождается у людей психически здоровых, либо с незафиксированными расстройствами. Из этого можно сделать вывод: что “реактивность” к возникновению отклонений психического спектра есть у подавляющего числа людей, у кого-то эта бомба взрывается, наступает “точка кипения” — у кого-то нет, но факт предрасположенности есть у многих. И не он существенный. Скорее, все в совокупности. О чем говорить, если, извините за совсем негативную тематику, трупы разлагаются намного хуже в последние десятилетия? Экология и пища делают свое дело. Плюс прививки — рычаг всеобщего тотального контроля здоровья населения планеты.

Это физическая сторона вопроса. А вот с душевной сложнее… Конечно, аутисты — отражение не только экологического, но и эмоционального фона общества. Вокруг много боли, сверхчувствительные люди не выдержат напряжения, если будут ощущать надрыв многих. Да большинство и не выдерживает. Кто-то, еще не поняв толком жизни, уже уходит в аут, внутрь себя, и закрывается от этого шума и постоянного дисбаланса непроницаемыми наушниками и темными очками, уходит искать свою пристань, свою тихую гавань. Среди аутистов есть гении: с преобладанием способностей в одной сфере и недостатком в других; и есть просто аутисты: дети, глубоко погруженные в себя, тихие, молчаливые или агрессивные, но мало реагирующие адекватно на окружающие события.

В статьях об аутизме часто можно встретить нескрываемый романтический флер, мол, это дети, которых мы не поняли… “Лунатики”, разговаривающие со спутником Земли и понимающие его свет.. Посланные нам для испытания, для проверки на вшивость.. или гении художники, писатели, математики… И часто с помощью давления на эмоции и жалость накручивается какой-то по сути лишний ком страданий, сожалений.
У общества на самом деле проблем и без детей-аутистов море. Диагноз ДЦП, например, не имеет той напускной таинственности, может, это и хуже..

В общем, никогда бы, наверное, и не написала об этом, если бы у меня не родился ребенок с диагнозом аутизм. Находясь внутри проблемы, конечно, я вижу все по-другому, чем люди смотрящие на нас со стороны. Для меня необходима вера в особенность ребенка, в его выздоровление или максимально возможную реабилитацию, адаптацию к условиям мира. Все равно не получается взять и повесить ярлык “больной”, “инвалид”… как многие и делают; не просто где-то внутри, а прямо и снаружи живет надежда и прочная вера, что это не мы дураки.

Ладно, сложно как-то и жестко пишу (выразилась бы лучше — “немягко”). Сказать о проблеме можно много. Сказать о проблеме не просто можно — нужно. Но в следующих записях. А пока закончу тем главным, что я поняла из жизни с моим мальчиком. “Меньше слов — больше дел”: рассуждать о вопросах возникновения, разбирать анамнез, генез и т.д. можно бесконечно. Какая разница ребенку отчего он такой? С ним надо заниматься, проявлять любовь, активно вводить в социум, действовать согласно множеству полученных родителями позитивных знаний в процессе выяснения проблемы.

С одной стороны, не понимаю людей, которые кидают поверхностно осмысленные фразы типа “аутизм — еще не самое страшное, вот … … действительно проблемы”. Когда ты все испытываешь на себе — неизвестно еще что для кого сложнее. Тем не менее, просто плакать — ход заранее обреченный на провал. “Слезами горю не поможешь”. Нужно много узнавать о методах лечения расстройства, способах педагогического воздействия и т.д. Воплощать все возможное в жизнь.

Второе. Родители, которые сами в “депрессухе” — не излечат свое дитя. Они весь свой грустный и тоскливый запал передают и без того сложно ориентирующемуся в сем мире ребенку. Для него это двойной пресс, в общем, он “депрессует” хуже Вас. Выйдете как-то из страдательной позиции. Либо по максимуму старайтесь не передавать ребенку своих переживаний, говоря с ним только о хорошем, исповедуя себя на позитиве. Ведь мы не роботы, не все стопроцентно счастливы, но ребенок, хоть аутист, хоть обычный должен чувствовать, что нужен и что в него верят.

….

Валентина Губанова

laletti