Сегодня мы поговорим о Инклюзивном образовании. Нужно ли нам в России Инклюзивное образование или нет.

Об образовании в нашем обществе в последнее время много разговоров, но слово «инклюзия» долго было абсолютно чужим для прогрессивной части человечества.

Настало время, когда проблемы, переходящие разумные границы, нужно как-то решать. Об инвалидах и их правах заговорили, находятся люди, готовые бороться за возможность быть счастливыми для особенных людей, детей. И это очень хорошо.

Но одна из причин такой реакции как раз в том, что инвалидов стало много, их не спрячешь в темных углах интернатов или коррекционных школ. Они должны жить, и жить среди нас. Если раньше мамочки с ребенком на инвалидной коляске или ведущим себя неадекватно аутистом становились объектом любопытных взоров, недоумения окружающих, возмущения с выпадами «что им вообще нужно среди нормального общества?, то сегодня родители уже начинают более гордо нести свою позицию.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

Итак, что такое инклюзия и инклюзивное образование?

«Инклюзия (от inclusion – включение) – процесс реального включения людей с инвалидностью в активную общественную жизнь».

 

«Инклюзивное образование (фр. inclusif-включающий в себя, лат. include-заключаю, включаю, вовлекаю) — один из процессов трансформации общего образования, основанный на понимании, что инвалиды в современном обществе могут (и должны) быть вовлечены в социум.

 

Данная трансформация ориентирована на формирование условий доступности образования для всех, в том числе обеспечивает доступ к образованию для детей с инвалидностью.

 

Усилиями общественности в 1990-х — 2000-х гг. и формирование общественного мнения, позволили начать создание условий для такого типа педагогики, получившей наименование инклюзивной (вовлекающей)» (Википедия).

 

«Инклюзивное образование  – процесс  включения детей с особыми образовательными потребностями в общую образовательную среду.  Инклюзивное образование соответствует социальной модели понимания инвалидности, подразумевая гибкость образовательной системы и возможность подстроить ее под ребенка, а не наоборот».

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

В общем, инклюзия — включение инвалидов, детей-инвалидов в жизнь, социум, а инклюзивное образование — осуществление процесса инклюзии именно через образование.

 

Говоря об инклюзивном образовании — чаще всего подразумевают обучение в школе. Система дошкольного образования все-таки не так задействована в сфере общественного воспитания и взаимодействия, а в ВУЗ пойдут далеко не все дети-инвалиды, а уж тяжелые тем более.

 

Поэтому школа — как раз то место, тот период в жизни и детей с особенностями, и обычных детей, где они встречаются все вместе, где наиболее оптимально возможно осуществить включение ребенка в социум.

 

Как пишут СМИ — ситуация с инклюзией у нас в России аховая, даже сегодняшний уровень — это уровень очень слабый, нет достойной реабилитации детей с особенностями, нет подготовленных специалистов, нет, в общем-то, никакой прочной почвы под ногами в этом вопросе…

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Но в мире полно стран, где ситуации еще хуже, и, надо заметить, у нас не самый плохой расклад, в то же время до идеала общества, доброжелательно и достойно относящегося к инвалидам, нам еще далеко.

 

Буквально пару лет назад проблема стала сдвигаться с мертвой точки: заговорили об инвалидах и о том, что они имеют право на достойную жизнь. Но, как видим, из случаев, упоминавшихся в СМИ, например, как сестру Натальи Водяновой (страдающую аутизмом и дцп) выгнали из кафе, — на поверку и вылазит настоящая картина.

 

Можно сказать: взрослые инвалиды, как и обычные люди, бывают самые разные, со своими характерами, нравами, бывают, из них такие «вредные», что и забываешь о том, что он заслуживает исключительно хорошего отношения. Среди тех, всю жизнь находился в особом положении достаточно капризных, эгоистичных людей..

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Но отчего они стали таковыми? Не кажется ли вам, что отчасти это реакция на мнение общества о них, есть кроме момента иждивенства момент самозащиты. Отчасти — потому что все-таки они не только жертвы, но и добровольные участники жизни, есть и иные причины, кроме внешних.

 

Растущие в духе стигматизации — они находятся в замкнутом мире, где ищут в ограниченном пространстве свои развлечения, свои попытки выжить, уцепиться за жизнь, манипулировать другими или становиться жертвой и т.д. Они изначально были отгорожены от мира, поскольку родились в мире, который уже был отгорожен от них.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

Инвалиды очень часто оказывались в массе выключены из жизни… живут себе тихо на пенсию в три копейки… кто-то плетет корзинки из бересты, кто-то открытки делает, вяжет, кто-то еще как-то умудряется занять досуг и заодно подработать, но в жизни активно они не участвуют.

 

И дело не только в работе, негативное отношение окружающих, пренебрежение оставляет свой отпечаток на всей их жизни:они часто не хотят лишний раз никуда выходить, чтобы пойти на какое-то общественное мероприятие, где многолюдно или посещать коллективные занятия (например, готовиться к театральным представлениям для соответствующих категорий) — об этом и мечтать не приходится.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

И хотя есть достаточно примеров, когда люди с ограниченными возможностями побеждали на пара олимпийских играх, добивались высот в разных областях — в большинстве многие из инвалидов остаются сидеть по домам и «вариться» в своем мире.

 

«Взаимоотношения инвалидов и здоровых – мощнейший фактор социальной интеграции.

 

Как показывает зарубежный и отечественный опыт, инвалиды, нередко даже имея все потенциальные возможности активно участвовать в жизни общества, не могут их реализовать просто потому, что здоровые не хотят общаться с ними, работодатели опасаются принять на работу (далеко не всегда эффективна распространенная система квот при трудоустройстве: если предприниматель настроен по отношению к инвалидам негативно, он предпочитает платить штрафы, но не принимать инвалидов на работу).

 

Видео с семинара «Международный опыт инклюзии. Р. Зиглер (Часть 1)» (с десятой минуты об опыте в др. странах):

 

 

Об инклюзивном опыте в России:

 

 

Организационные меры по интеграции, не подготовленные психологически, рискуют оказаться неэффективными.Каково же отношение здоровых людей к инвалидам в нашей стране? Немногочисленные исследования выявили следующее.

 

Представители различных слоев населения в принципе признают (97,3%), что существуют слабые и незащищенные группы, нуждающиеся в помощи общества, и только 2,7% опрошенных говорили о том, что при оказании социальной защиты и помощи не должны никому отдавать предпочтение.

 

На вопрос о приоритетности помощи некоторым группам людей были получены следующие ответы: инвалиды-дети (52,7%); старики в домах для престарелых (47,3%);

дети в детских домах (46,4%); взрослые инвалиды (26,3%); пострадавшие от аварии на ЧАЭС (20,9%); матери-одиночки (18,2%);

многодетные семьи (15,5%); беженцы, а так же люди, пытающиеся бросить пить и употреблять наркотики (по 10,0%) инвалиды участники боевых конфликтов (6,4%).

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Идею социальной интеграции инвалидов на словах поддерживает большинство, однако углубленные исследования показывают сложность и неоднозначность отношения здоровых к инвалидам.

 

При измерении социальной дистанции обнаруживается, что здоровые предпочитают такие ситуации общения с инвалидами, которые не требуют тесных контактов или требуют контактов «на равных» (предпочитаются ситуации «инвалид – Ваш сосед по дому», «инвалид — коллега»).

 

Ситуации, требующие более близких контактов, чаще вызывают негативное отношение, ровно как и ситуации, предполагающие более высокое расположение инвалида на иерархической лестнице («инвалид – Ваш сосед по квартире», «инвалид – Ваш начальник», «инвалид – представитель органов власти»).

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

В целом, таким образом, можно констатировать неготовность многих здоровых к тесному контакту с инвалидами, а также к ситуациям, реализующим конституционные права их наравне со всеми. При этом наиболее негативные установки высказывает молодежь».

 

То есть общество инвалидов как минимум жалеет, побаивается, как максимум — относится в действительности равнодушно, пренебрежительно.

 

Да и те, кто испытывают, так скажем, положительные эмоции к людям с ограниченными возможностями в виде сочувствия — ничего, кроме жалости-то дать им не могут. Да и в целом общество, настроенное пусть и хорошо, что может дать инвалидам, кроме жалости?

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Хаотичные попытки улучшить жизнь людей с особенностями так и остаются хаотичными: кому коляску подарят, кому по льготам помогают чем или на операцию соберут… Но принять инвалидов такими как они есть и принять именно как равных общество не готово.

 

Все начинается именно с детства, такое отношение ко взрослым инвалидам — следствие подобного отношения общества к детям с особенностями, нас с младых ногтей не учат принимать людей, не по своей воле ставших не такими как все.

 

Непримиримость социума с людьми физически или психически особенными чревато трагедией и для самого общества, вспомним Древнюю Спарту, программу умерщвления Т4 («официальное название евгенической программы немецких национал-социалистов по стерилизации, а в дальнейшем и физическому уничтожению людей с психическими расстройствами, умственно отсталых и наследственно отягощённых больных. Впоследствии в круг лиц, подвергавшихся уничтожению, были включены нетрудоспособные лица (инвалиды, а также болеющие свыше 5 лет). Сначала уничтожались только дети до трёх лет, затем все возрастные группы.»).

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Сегодняшние действия отдельных активистов и государства, направленные на изменение мнения общества об инвалидах, на социализацию и принятие другими людей с особенностями — есть ни что иное как первые, пусть и иногда неудачные, пусть наивные, попытки с одной стороны улучшить жизнь инвалидов, а с другой — облагородить социум.

Для всех, кто не сталкивался с проблемами непринятия инвалидов обществом или смотрел на все это со стороны — в общем-то, особо без разницы будет продвигаться инклюзия или зачахнет, так и не набрав оборотов, есть дело самим инвалидам, родителям детей и инвалидов и неравнодушным людям.

Так вот смысл реформ, перемен, внедрений, несущих принятие «не таких как все» как равных обычным людям именно в том, чтобы те, кто ныне отгорожен от проблемы поняли, что это касается и их тоже, и начали активно участвовать в процессе инклюзии.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Дело еще в том, что инвалидов, в частности умственных, то есть тех, кто нормален физически, но страдает, например, аутизмом — становится много. Причин этому очень достаточно, и генно-модифицированные продукты, и рост городов, урбанизация, отгороженность людей друг от друга и прочее.

 

Сейчас детей с задержкой речевого, умственного развития очень много, и с ними нужно что-то делать, ведь никаких «пилюль», одномоментно решающих проблемы — нет, нужны долгие и упорные усилия, в том числе то же инклюзивное образование.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Об инклюзивном образовании в Википедии пара строк:

 

«Первые инклюзивные образовательные учреждения появились в нашей стране на рубеже 1980 — 1990 гг. В Москве в 1991 году по инициативе московского Центра лечебной педагогики и родительской общественной организации появилась школа инклюзивного образования «Ковчег» (№1321).

 

В настоящее время в России одновременно применяются три подхода в обучении детей с особыми образовательными потребностями:

 

Дифференцированное обучение детей с нарушениями речи, слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, интеллекта, с задержкой психического развития в специальных (коррекционных) учреждениях I–VIII видов.

 

Интегрированное обучение детей в специальных классах (группах) в общеобразовательных учреждениях.

 

Инклюзивное обучение, когда дети с особыми образовательными потребностями обучаются в классе вместе с обычными детьми.

 

В федеральном законе «Об образовании» зафиксировано право детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) на специальные образовательные условия и введено понятие инклюзивного образования — «обеспечения равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей».

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

В столицах (Москве, Санкт-Петербурге) инклюзия слово, с которым знакома внушительная часть населения, а инклюзивное образование и тьюторы — составляющая, пусть и небольшая, школьного образования в целом.

 

В регионах уровень отстает даже по сравнению со слабым уровнем столиц. Например, в Сибири в одном городе только начали обучать группу тьюторов в педагогическом университете, в другом — все на начальном этапе, несмотря на «сопровождающих» — проект нельзя запустить как массовый.

 

Расскажу об опыте родителей, с которыми я знакома.

Мама ребенка-подростка, у которого ДЦП, сетует на то, что в школах, где они хотят учиться, нет архитектурных приспособлений для передвижения детей-инвалидов с физическими недугами.

Мальчик умный и программу коррекционной школы «щелкает» на раз-два, они легко сдали ЕГЭ в обычной школе, но чтобы парню туда добраться, банально на второй этаж — нужны помощники.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Поэтому он учиться экстерном, а мог бы социализироваться, мог бы находиться в коллективе. С мозгами у ребенка все абсолютно в порядке. Сколько таким образом губится жизней? Просто из-за того, что в школах нет пандусов и других простых приспособлений для передвижения и жизни детей с особенностями?

 

Школ конкретно для аутистов без умственной отсталости — либо нет, либо они набирают малочисленные классы, и, например, талантливому ребенку, но немного не с этой планеты, туда попасть сложно — родители вынуждены отдавать его туда, где есть место. То есть или в коррекционную школу для детей с УО, или в обычную школу, где нет дефектологов.

 

Диалоги-споры родителей, учителей и активистов, внедряющих инклюзию острят претензиями о том, что мамы и папы детей-инвалидов «За» хорошее образование для своих детей, наличие специалистов в школах, а родители обычных детей часто против обучения инвалидов вместе с их детьми: ведь тогда учитель простой школы, по сути ничему не обученный нормально, будет вынужден тратить время и силы на разъяснение программы «отстающим» ученикам.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

А учителя просто в мандраже: за те же деньги, что они получают ныне, либо за небольшую надбавку они должны взять на себя еще и столько груза…

Активисты инклюзии успокаивают всех: тяжело и чуть-чуть непросто будет только на начальных этапах, потом всем станет проще, иначе мы останемся примитивным, жестоким, нецивилизованным обществом, тыкающим пальцем в инвалидов. нужно учиться не только не обходить людей, детей с бедой, а принимать их в свой мир и становится частью их мира.

 

Самое энергичное участие в процессе инклюзии должны принимать сами родители, а не только школа, учителя, общество, то есть сами родители обычных детей должны учить своих ребятишек с пониманием относиться к детям-инвалидам, и сами родители на своем примере должны это делать.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Еще пару лет назад помню, что инет-форумы, где обсуждались проблемы детей-инвалидов, были усыпаны «криками» мам о том, что их ребенка считают изгоем в детсаду, школе, что им приходится забирать оттуда его и переводить или на домашнее обучение, или сидеть с ним дома.

 

Мало того, что ребенка не принимали дети, сами родители относились с пренебрежением и к ребенку и к его родителям, часто — матери-одиночке. Их мотивации были следующие: «мой сын (дочь) нормальный и он не должен видеть ненормальных перед собой, это плохо влияет на него, он берет пример с последнего, изгоним «психов» или детей с дефектами из наших рядов абсолютно здоровых и полноценных».

 

Одна мама рассказывала, что в итоге их так выжили из детсада (конечно, можно было бороться, но оставлять ребенка во враждебно настроенном коллективе, где ее целый день не будет), и она запомнила очень активную маму, хающую ее особенного ребенка, считавшую вредным общение здоровых и больных детей.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Проходит время: мама ребенка-инвалида (аутиста) решила осваивать и школьную программу на дому, детям лет по 9-10, пошла по делам, встретила ту самую маму, что была против посещения ребенком-аутистом детсада наравне с ее здоровым сыном.

Картина такая: мама здорового ребенка окликает своего сына, бегущего с портфелем за плечами, спрашивает как дела с выученными уроками, а последний огрызает,  посылает мать, грубит, в итоге убегает в нужном ему направлении, мать кричит, чтобы он вернулся, сердится…

 

Проходит мать аутиста дальше, идет домой к своему «домашнему» ребенку, который часа прожить без нее не может, называет «мамочка», выполняет все наставления.

 

Вывод: не факт, что именно дети-инвалиды влияют на плохое поведение здоровых детей, а особо яростно противятся совместному обучению обоих категорий как раз те, кто сами достаточно жестоки и нетерпимы, а дети наследуют все это и реализуют по отношению ко всем,  к тем же родителям в том числе.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Другой мальчик аутист пошел в первый класс в коррекционную школу 8-го вида, в класс для умственно-отсталых — другого никто предложить не мог, либо обычная школа, либо коррекционная. Мама, приняв мотивации о том, что в коррекционной школе работают специалисты, дефектологи, логопеды, психологи — решила выбрать специализированное образование, с надеждой на то, что они смогут улучшить состояние сына и донести до него образование.

 

Ведь в обычной школе нет специалистов, только учителя, нередко молодые, растерянные, не знающие, что делать не только с инвалидами, но и с обычными детьми.

Что получилось на деле? Они пробыли там месяц: в классе 6 детей, все ходят с родителями, одна девочка пищит, другая пускает слюни, мальчики качаются из стороны в сторону, стонут. Дети все тяжелые, ребенку-аутисту с легкой или даже средней степенью УО (умственной отсталости) обучение в таком классе ничего не даст. В итоге мальчик аутист начал сам пускать слюни, раскачиваться на стуле.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Одно дело, когда класс состоит только из тяжелых детей, и одно дело когда дети действительно тяжелые, а не «легкие» инвалиды. Речь именно о том, что делать с «легкими», или — сложными, но способными к обучению, инвалидами. Как бы печально это не было слышать родителям «тяжелых» детей-инвалидов (с тяжелой формой УО) — но иногда нет иного выбора кроме коррекционной школы, и это не самый плохой вариант, если есть силы, помощь, полная семья — лучше коррекционная школа, чем вообще ничего.

 

А ребятишки, которые многое понимают, «легкие» или средне тяжелые аутисты, способные к обучению, дети, страдающие ДЦП с хорошим интеллектом и другие дети, способные активно участвовать в жизни общества — должны быть социализированы. Тяжелые инвалиды тоже категорически не должны быть изолированы, например, хорошо встречаться на разных мероприятиях, отдыхать вместе в детских лагерях и прочее. То есть обычным детям необходимо видеть таких ребятишек и принимать их как часть жизни.

 

Например, мы летом ездим в лагерь, где есть и дети-инвалиды и обычные дети, среди инвалидов были очень тяжелые, взрослые-то сложно воспринимали их… А обычные дети, к моему удивлению, были гораздо добрее взрослых: они подходили к детям, тепло разговаривали с ними, последние реагировали как могли. Дети, способные к сочувствию с ранних лет, неравнодушные к особенным ровесникам, людям вырастают намного более полноценными личностями, чем те, кто рос в неприятии чужих проблем со здоровьем.

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

 

Мама ребенка-аутиста, который пошел в первый класс в коррекционной школе, планирует перевести сына в обычную школу, ее мнение таково, что пусть уж он лучше равняется на нормальных детей, тянется к здоровым, чем гаснет в коллективе, где все дети сложные, никаких высококлассных специалистов и уникальных знаний, на ее взгляд, там нет.

 

К слову, в обычной школе дети страдать не будут из-за присутствия в классе пары особенных детей: во-первых, большинство — это обычные дети, и равняться будут на большинство, во-вторых — с ребенком-инвалидом отдельно будут заниматься либо те же учителя, либо иные специалисты, для лучшего усвоения программы, оценок от него может никто и не требовать.

 

По закону об образования — ребенка-инвалида обязаны принять в обычную школу, и в обычный сад.

 

Более интенсивное и дальнейшее внедрение инклюзии в наше общество, и не только в сфере образования, несомненно, необходимо России.

 

Комментарий по теме из Инета:

 

«Я думаю, что в качестве пропаганды необходимо создавать просветительские рекламы, чтобы общество начало привыкать к особым людям и принимать их такими какие они есть. Водку, пиво, сигареты, «прокладки с крылышками» и т.д. рекламируют, а  людей с ограниченными возможностями боятся показать.

 

Если дальше все скрывать, то народ так и будет шарахаться….  Нужно создать моду на рекламу просветительского типа о людях с ограниченными возможностями, тогда появится социокультурная ценность в жизни. Ведь сегодня или завтра любой может стать инвалидом и люди должны быть к этому готовы».

 

Инклюзивное образование: нужно ли оно России

При копировании ссылка на источник обязательна.